Русский / English / Dutch

Интронизация Кота Казанского

Мария ИЛЬИНА


С древнейших времен грациозное семейство пользовалось популярностью у жителей Булгарского – Казанского царств и Татарстана. Нужны доказательства? Взгляните на карту Республики Татарстан : в Алькеевском районе – село Кошки, в Кукморском – Кошкино, а Тетюшском – Кошки – Новотимбаево, в Буинском – Кошки- Немякино и Кошки -Темяково. Этой любви есть объяснения: тотемными животными древних тюркских предков татарского народа были барс – Ирбис и волк, и к ним возводило свое происхождение высшее сословие древнетюркского общества. У его представителей были распространены имена Буре (Волк), Ирбис Ышбара – Могучий Барс, Ирбис-Дулу – Снежный барс и др. Белый барс – Ак Барс украшает и герб нашей республики. А барс – разве он не большая, грозная, но все-таки кошка?

Позднее в ХVII веке, одним из самых популярных сюжетов лубков стал Кот Казанский, где изображен неотразимый хвостатый красавец с гвардейскими усами и большими глазами. Эти лубки существовали в разных вариантах и продавались вплоть до ХХ века по всей бескрайней Российской империи.

А коты Казанские, действительно, были. Известен указ императрицы Елизаветы Петровны – страшной кошатницы — от 13 октября 1745 года. В нем она повелевает губернатору Казани «немедленно сыскать и представить ко двору Её императорского величества 30 отменных котов для ловли мышей». Тогда казанские коты славились как очень ловкие и проворные. Указ был выполнен, и 30 хвостатых красавцев были доставлены в Петербург во дворец, где их поставили на особое довольствие. Коты при дворе несли свою службу: ловили мышей, забавляли императрицу и жили сладко: сладко пили, сладко ели, сладко спали. Государыня Елизавета их любила: она могла сэкономить на армии, флоте, но не на молочке для кошек и не на своих туалетах.

Примеру предшественницы, согласно старой Казанской легенде, последовала и Екатерина II. Когда она в 1767 году навестила Казань, то в доме купца Дряблова, где она остановилась, ее приятно удивили роскошь убранства и отсутствие мышей. И Екатерина Алексеевна тоже выписала Казанских котов в Петербург.

Интересна надпись на лубке «Кот Казанский» Она гласит: Кот Казанский, а ум астраханский, разум сибирский, славно жил, сладко ел, сладко бздел!!. Но кого же подразумевает под котом Казанским лубок? Животное или какое-то историческое лицо? Ведь Казань, Астрахань, Сибирь – это были до 16 века независимые татарские ханства?

По мнению известного историка С.Ф.Фаизова, лубочный мастер изобразил в коте…побежденного татарского царя. И он же изображен и на другом популярном лубке – «Как мыши кота хоронили» (эта тема о мнимых кошачьих похоронах вошла в сказки многих народов Евразии).

Другие историки видят в лубке сатиру на Петра 1, — у многих народов России были веские основания для нелюбви к нему.

Трудно решить, кто из историков прав: этот вопрос требует глубокого, серьезного изучения. Но есть любопытный вариант лубка, где Кот казанский держит в лапе, затянутой перчаткой с раструбом, саблю, а на голове у него подобие кивера и эполет на плече.

Алабрысу – так зовут Казанского кота – повезло: его увековечили бесчисленные лубки, бабушки до сих пор рассказывают о нем детям сказки, в Раифе ему поставлен памятник из светлого песчаника.

Посчастливилось и его подруге – Мяубике, Кисоньке,- в 1910 году великий Г. Тукай посвятил ей чудесную поэму. Таких, полных измерений любви, нежности строк удостаивались немногие прекрасные дамы былых времен. Так что в бессмертные ряды адресаток лирики гениев, к Лауре, Беатриче, Анне Керн, Наталье Николаевне Гончаровой, Марии Щербацкой и другим тихо, мягко, неслышно ступая вышла и заняла свое место и Казанская кошечка.

Скоро в Казани появится памятник Коту казанскому. Он будет установлен в древней части города, на пересечении улиц Баумана и М. Джалиля, рядом со старым «Казанским подворьем» — гостиницей «Казань». Его автор – известный художник Игорь Николаевич Башмаков, чьи работы всем хорошо знакомы: часы на «Кольце», «Водяная» ул. Баумана, летящий «Тулпар» у ипподрома. Нам удалось увидеть модель памятника: под роскошным балдахином, увенчанном… мышью, на троне – ложе вальяжно возлежит великолепный котяра с хитрой мордочкой и веселыми, лукавыми глазами.

Именно такой, каким он изображен в народных легендах и сказках. Создать этот образ Башмаков мечтал давно: знаток старой и новой Казани, он составил целый альбом со множеством сюжетов на темы Казанской старины и современности. Скоро этот его замысел воплотился в материал – алюминий: Игорь Николаевич выбрал его, так как казанцы с древнейших времен любили белый металл.

К тому же все скульптуры, украшающие улицу Баумана, бронзовые, медные – темные, а сказочного героя хотелось сделать более радостным, веселым, ведь и сама сказка – светлая, добрая.

И будет серебристый, сверкающий Ак Алабрыс вызывать улыбки, воскрешать легенды и предания нашего древнего города, напоминать о давней славе своих сородичей.



Это публикация о работе — Кот Казанский